Валерий Савчук ЯЗЫК ЧЕСТИ, ИЛИ СУДЬБА ПОЩЕЧИНЫ

Июл 31, 2013

Пощечина в серебряном веке

Между разночинцами дуэль возможна, но является аномалией, не отвечая своему назначению.

В. Дурасов. Дуэльный кодекс (Град св. Петра, 1912)

Нарочито театральная и экстравагантная, она скорее цитата и устойчивая аллюзия времен Дантеса и Мартынова, чем немедленный суд чести. Пощечина существует в модусе серьезности; в игровом пространстве эстетизированных жестов она девальвируется и разжижается. Именно такой была та хорошо документированная пощечина, которую М. Волошин дал Н. Гумилеву в мастерской художника А. Я. Головина в присутствии многих известных людей того времени. В своих воспоминаниях Волошин пишет: «Я решил дать ему пощечину по всем правилам дуэльного искусства, так, как Гумилев, большой специалист, сам учил меня в предыдущем году: сильно, кратко и неожиданно» (замечу в скобках, что это действительно характеристики спонтанно-аффектированной пощечины классического типа). Здесь удивляет многое — и запланированность пощечины, и отношение к ней участников и свидетелей события (в частности, на слова Гумилева: «Ты мне за это ответишь», — Волошин хотел сказать: «Николай Степанович, это не брудершафт», — но «тут же сообразил, что это не вязалось с правилами дуэльного искусства». «Когда я опомнился, — вспоминает далее Волошин, — услышал голос И.Ф.Анненского, который говорил: «Достоевский прав. Звук пощечины — действительно мокрый»), и, как свидетельствует секундант М. Волошина К. А. Шервашидзе, незнание дуэльного кодекса («Думаю, что никому из нас не были известны правила дуэли»). Во всем этом видны признаки тотальной не-непосредственности — игрового поведения и отношения к жизни. Но, вопреки им, пощечина включила трагический механизм расплаты. Для Гумилева, пишет А. Н. Толстой, «изо всей этой путаницы, мистификации и лжи — не было иного выхода, кроме смерти». Угроза была реальна. Искренне ли целился Гумилев, неизвестно. Волошин, по его утверждению, целился мимо.

Коварство гумилевской судьбы состояло в том, что позднее пришлось отстаивать перед лицом иного, не дающего осечку оружия. Без пощечин. Примирение двух поэтов произошло под натиском событий, предавших забвению дворянскую пощечину и деэстетизировавших пространство декадентской означенности; наступило время других правил игры, приведших к краху универсум чести.

Источник

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Тэги

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *