Юрий Верховский

Июл 30, 2013

***
И хватишь чарку рифм, чтоб заморить тоску
Кн. Вяземский

Тоска, тоска, тоска — и все кругом постыло,
И валится из рук любимый давний труд…
Все благодатное давно, когда-то было,
Все распроклятое толпится тут как тут.

Бездейственно как тень сознание былого;
Грядущее молчит, грозя из темноты, —
И мается душа без света и без слова
Меж безнадежности и мертвой пустоты.

Запел бы, — ах, запеть хоть немощно и глухо, —
Да псени прежние от сердца далеки,
А новых нет давно. И тягостны для слуха
То гнет молчания, то хриплый вздох тоски.

Одна отрада мне: к чужому песнопенью
Приникнуть всей душой в безмолвии ночном…
Какою нежною и благосклонной тенью
Оно повеет мне — мгновенным, легким сном.

О, ясный Вяземский, о, Тютчев тайнодумный,
О, Боратынского волшебная печаль!
Не я ли слышал вас в полуночи бесшумной?
Но вы умолкнули, и одинок — не я ль?
1910-1916

 

***

Не каждый ли день — ожиданье,
Не каждый ли вечер — обман?
Лишь ночью покой вожделенный
Житейскому путнику дан,
Целящий бальзамом забвенья
Всю жгучесть нещадную ран.

И этот покой и забвенье
Не в темном бесчувствии сна,
А в том просветленье волшебном,
Какое дарит тишина,
Когда одинокому духу
Душа мировая слышна.
1910-1916

 

***

Люблю я, русский, русского Христа,
Русь исходившего, благословляя, —
И всем дыханием родного края
Жила моя любовь, — как Он, проста.

Теперь душе понятна красота
Не тихая, не близкая, иная —
Пред той земной не более ль земная? —
Как окравлённые три креста.

Чьим преданный нечистым поцелуем,
Русь, твой Христос терзаем и бичуем
В обличии презреного раба?

Вернись к Нему скорей тропою тесной,
Освободи Его от ноши крестной!
Люблю и верю: вот твоя судьба.
1918-1921

***

Я думал, ты исчезла навсегда:
Судьба-колдунья все жалела дара.
И безнадежной едкостью угара
Пьянили дух шальные города.

Так пропозли бесцветные года.
Толпа течет; скользит за парой пара
По освещенным плитам тротуара.
И вижу — ты, спокойна и горда.

Твое лицо прозрачное — из воска.
Темнеет брови нежная полоска.
В наряде черном строен облик твой.

И ты стоишь у пестрого киоска.
Как хороши — и шляпа, и прическа,
Стеклянный взор, и профиль восковой.

***

В сиянье электрических огней,
Под гул автомобилей и трамвая,
Толпы не видя, глаз не отрывая
От черт знакомых, шел я рядом с ней.

Стеклянными глазами все ясней
Она глядела — маска восковая.
И, в радостной беседе оживая,
Сияла ясно страстью давних дней.

Очарованье вечных новых встреч
Под масками — мы оба полюбили.
И сладко радость бережно стеречь!

Да, это ты! Как тьма нам не перечь, —
Горят огни, шумят автомобили,
И мы — вдвоем, и льется жизни речь.

 

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . ', 1 => '. ', 2 => '. ', 3 => '. ', 4 => '. ', 5 => '. ', 6 => '. ', 7 => '. ', 8 => '. ', 9 => '. ', 10 => '. ', 11 => '. ', 12 => '. ', 13 => '. ', 14 => '. ', 15 => '. ', 16 => '. ', 17 => '. ', 18 => '. ', 19 => '. ', 20 => '. ', 21 => '. ', 22 => '. ', 23 => '. ', 24 => '. ', 25 => '. ', 26 => '. ', 27 => '. ', 28 => '. ', 29 => '. ', ), ) memory start/end/dif 14867184/15184696/317520 get_num_queries start/end/dif 5/10/5 sapecontext worked beforecontent and aftercontent is empty iSapeDebugLogEnd --->